Moldova Plus

Три вдохновляющие истории о людях с особыми потребностями, живущих в Молдове

Люди с особыми потребностями относятся к самым изолированным группам населения в Молдове. Они сталкиваются со сложностями не только в области здоровья, но и образования, финансовой независимости, доступности среды и социальной интеграции, инклюзии в образовании и другими.

Среди этих людей есть те, кто смог изменить не только свою жизнь, но и побороть стереотипы в глазах многих.

Мы расскажем истории тех, кто верит, что каждая победа в жизни начинается с веры в себя, желания что-то изменить, упорства и настойчивости в достижении цели.

ИНТЕГРАЦИЯ В ОБЩЕСТВО
«Я из села Копанка, район Каушэнь. Я результат совершенно другого воспитания. Я могу показать на своем примере, что это работает. У меня диагноз «хрустальный человек», болезнь Лобштейна — Вролика, группа генетических нарушений, характеризующееся повышенной ломкостью костей. С рождения до 18 лет у меня было более 40 переломов. Я «хрустальный ребенок» и надо мной дрожали все: родители, общество, родственники, все. Мне ничего не позволялось дома делать, но благодаря тому, что меня растили с уважением к моей личности, я выросла совершенно другим человеком. У меня всегда были друзья, у меня не было такого, чтоб меня кто-то обзывал, и я не была тем ребенком, с которым не хотели играть. Я всегда была центром всех игр и тусовок».
ИНКЛЮЗИВНОСТЬ В ОБРАЗОВАНИИ

«Мне повезло, что в 1992 году, когда я должна была пойти в школу, моей маме все говорили, что меня должны сдать в интернат для детей с особыми потребностями, и, что я не смогу учиться в обычной школе. В итоге, мама поехала посмотреть интернат, но вернувшись оттуда, она проплакала 2 дня. Тогда она решила, что ее ребенок там не останется.

Учитывая те годы, мне очень повезло, что мой крестный был директором молдавского лицея. Благодаря этому я смогла учиться на домашнем обучении, но это не мешало мне общаться с одноклассниками и учителями. Я не была социально закрытым ребенком. Меня всюду любили и как у всех ребят у меня была своя тусовка на улице. Это интегрировало меня в общество и я никогда не чувствовала себя вне коллектива.

Стоит отметить, что инклюзивность в образовании образовывает не только людей с особыми потребностями, но и одноклассников и учителей.

Таким образом люди видят других людей и начинают относиться с толерантностью в целом ко всему, что не есть «стандартно». Из-за одного человека, который присутствовал в их жизни, как минимум 30 человек стали относиться к этому нормально и воспитывают соответствующим образом своих детей.

Благодаря такому отношению ко мне, я не чувствую себя отвергнутой обществом вообще. Я скорее отвергнута обществом людей с особыми потребностями, чем обычным обществом. Люди с особыми потребностями мне сказали – ты не живешь жизнью людей с особыми потребностями».

АССОЦИАЦИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ ДЛЯ ЛЮДЕЙ ОСОБЫМИ ПОТРЕБНОСТЯМИ
«Я и мои коллеги открыли её в 2014-м году. Это достаточно необычная организация для людей с особыми потребностями. Она даже не только для нашего региона необычная, но и в принципе, для Европы. Без экономической независимости эти люди никогда не будут интегрированы социально и будут зависеть от других людей. Это делает их гораздо более маргинализированными, чем их инвалидность. Так как я бизнес-леди и работаю в сфере IT, я пришла к тому, что нужно как-то помочь таким людям.
Ведь процесс трудоустройства для людей с особыми потребностями очень сложен в нашей стране. Как мы уже говорили, очень недоступна среда и очень много стереотипов. Так как я себя нашла в этом, я решила помочь также другим людям открыть свое дело и дать возможность этим людям заняться любимым делом, чтобы они приобретали навыки и активность.

Есть примеры того, когда человек начинает работать и получать свои собственные деньги. Тогда социальная интеграция случается автоматически, потому что они начинают пересекаться с клиентами, другими людьми из разных структур и эти люди перестают видеть в них некое бремя на теле общества, которым нужна только пенсия и тому подобное. Они видят людей, которые платят налоги, которые трудоустраивают других людей, которые хотят и приносят пользу не только себе, но и государству. Им есть что сказать и что дать, и тогда они чувствуют себя более сильными в том, чтобы просить права для себя и для других людей.

Мы не занимаемся трудоустройством, это организация, которая помогает людям, которые хотят открыть небольшое дело. Это может быть бижутерия хэндмэйд, это может быть какой-то бренд одежды. У нас есть девочки, которые предоставляют услуги маникюра, у нас есть автослесари и автомеханики, которые открыли свое дело. Поэтому я не могу сказать, что есть какая-то конкретная область, в которой люди с особыми потребностями открывают бизнес.

Мы помогаем людям стать самозанятыми, чтобы они открыли свое дело. Помогаем, в том числе, и финансами. Также помогаем с обучением, если им необходимы какие-то курсы, если им нужна какая-то техника, либо какие-то инструменты.

К сожалению очень мало людей, которые готовы брать на себя ответственность и пахать. Мы работаем именно с этими, которые хотят и понимают. Они сразу начинают быть активными, им просто надо помочь. Они становится локальными лидерами. Они своим примером заражают и других людей, в том числе и людей без инвалидности, и показывают, что все возможно.

У нас нет каких-то критериев отбора, но если честно, мы достаточно критичные и жёсткие. Мы нестандартная организация, которая работает с людьми с особыми потребностями. Мы ничего не даем «нашару», как бы грубо это не звучало. Не потому что нет такой возможности, а потому что должно быть соответствие. К сожалению, многие люди с особыми потребностями, не только в Молдове, выросли в своеобразной роли жертвы, которой все должны. И даже имея инвалидность, которая предусматривает возможность активности, они предпочитают сидеть дома и жаловаться на жизнь. «Дайте мне, подарите мне, потому что я такой несчастный». К сожалению очень мало людей, которые готовы брать на себя ответственность и пахать. Мы работаем именно с этими, которые хотят и понимают. Эта категория дает очень яркие результаты в том плане, что они ломают стереотипы со стороны общества. Они сразу начинают быть активными, им просто надо помочь. Они становится локальными лидерами. Они своим примером заражают и других людей, в том числе и людей без инвалидности, и показывают, что все возможно.

Инвалидность тоже бывает разных категорий. У нас есть локомоторная инвалидность, как у меня и тех людей, которые передвигаются на колясках. Я передвигаюсь на костылях. Есть те, у которых проблемы с речью или слухом. Есть те, у которых психосоматические заболевания или диагнозы и проблемы. Но это маленький процент, в основном у нас очень много людей с ограничением слуха и нарушения локомоторных функций.

Реально тяжких инвалидностей у нас не так много – около 15 % от общего числа. Это люди, которые реально нуждаются в постоянном уходе и помощи извне. Всем остальным, которых около 85%, просто нужно создать необходимые условия. Им нужна просто доступность, и тогда они могли бы жить более чем нормальной жизнью».
Елене Крышмарь 35 лет, многие годы она не имела доступа к медицинским услугам в своем родном селе Долна, которое расположено примерно в 53 километрах от Кишинева. Из-за своей инвалидности Елена не может подняться по ступенькам и каждый раз, чтобы попасть в медицинское учреждение, ей приходилось буквально карабкаться.
«Во время своей предвыборной кампании я выступила с публичной речью на собрании», – говорит она. – Жителей села не интересовало мое прошлое или где я училась, для них было важно то, что я смогу сделать в будущем. После моей речи мне аплодировали стоя! Я такого не ожидала!»
В предвыборной кампании Елены не всё было гладко. Она столкнулась с дискриминацией и предрассудками, были и те, кто говорил, что люди с особыми потребностями бесполезны для общества.
«Тогда я решила, что я справлюсь с этой ситуацией. К счастью в моём окружении много замечательных людей», – с гордостью говорит Елена.

В ночь выборов Елена не могла глаз сомкнуть. И одним из самых счастливых дней в ее жизни стал тот, когда она узнала о своей победе.

Елена начала свой путь с борьбы за одно из базовых прав человека, доступ к Медицинскому центру, а стала местным советником и единственной женщиной в команде органов власти из девяти человек.

В планах у Елены реконструкция сельского Медицинского центра и аптеки. Обеспечение доступности для людей с особыми потребностями всех государственных учреждений, включая местный музей, детский сад и мэрию.

Елена мечтает и о других элементарных вещах, например, работающий водопровод, который обеспечил бы доступ к чистой воде каждое хозяйство, хорошие дороги, исправная канализация, правильная утилизация отходов и появление рабочих мест.

Реальность временных ограничений, а именно четырехлетнего срока, на который Елену выбрали, заставляет её задуматься, сможет ли она осуществить все свои мечты по благоустройству и улучшению качества жизни в родной Долне.
«Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, не могут быть решены с помощью магии, но мы стараемся делать все возможное. Я люблю место, где выросла и я готова максимально способствовать его развитию. Дорогие женщины, будьте сильными! Жизнь коротка и мы должны стараться делать все возможное для ее улучшения. Будьте активны и едины. Вместе мы можем добиться перемен!» – Елена завершает свое послание, адресованное девушкам и женщинам с особыми потребностями в Молдове и во всем мире.

 

«Если коротко, то до 1994-го года была школа, училище, работа токарем на заводе, литейщиком пластмасс, служба в армии, оттуда вернулся старшиной погранвойск, свадьба, рождение ребёнка, и после этого, через четыре года случилось та ситуация в машине, после которой я уже 30 лет пытаюсь всем внушить, что надо обязательно пристёгиваться, даже на заднем сидении. Никакой аварии не было, просто машина резко затормозила – поворот влево-вправо, поломанный позвоночник. Изначально я просто лежал на кровати и смотрел в потолок, потом ежедневные занятия и через год и девять месяцев я поехал в санаторий. Там я увидел, как играют люди на колясках. Там я столкнулся с моим, так скажем, наставником – Деменко Виктор.

В 1999-м году меня пригласили на турнир «Равные Возможности» в Москву, Лужники, по большому теннису (когда играет один человек на коляске и один на ногах). Начал с этого и потихоньку большой теннис вошёл в мою жизнь. Приехал обратно в Молдову и открыл Федерацию по теннису на коляске. Далее пошли и другие виды спорта: баскетбол, бадминтон, настольный теннис, гольф, бильярд, армреслинг и другие. Я являюсь вице-президентом параолимпийского комитета уже много лет. Чтобы понять, что это такое, я все на себе попробовал, и так получилось, что поучаствовал во всех мероприятиях. Если бы кто-то мне, тогда в 1994-м году сказал, что я буду четвертым по толканию ядра, шестым в метании диска, восьмым в броске копья, буду плавать на спине, буду играть в баскетбол, буду 123-м в мире из 700 человек в большом теннисе на коляске – я бы, наверное, не поверил. Тем не менее, так оно случилось, так оно и есть. А уж тем более не поверил бы, что я буду депутатом, министром спорта – единственный в Европе на коляске, что я буду директором Агентства антидопинга и муниципальным советником на коляске».

СПОРТ ДЛЯ ДЕТЕЙ С ОСОБЫМИ ПОТРЕБНОСТЯМИ

«В нашем деле главное желание. Мы проводили фестиваль, на который пришли 110 человек. Это все, кто проявил желание. У нас есть практически все условия для того, чтобы ребята тренировались. В Федерации тенниса у нас есть корт, мячи, сетки, ракетки, дорогие спортивные коляски – всё, что необходимо. В Кишиневе около 70 000 людей с особыми потребностями, в Молдове около 180 000, а людей, передвигающихся на коляске около 3000. А играют в теннис всего лишь шесть человек. И то, все вместе не приходят никогда, все заняты. Ребята работают, ездят за рулём, живут в квартирах, зарабатывают в некоторой степени даже лучше полностью здоровых людей.

Я тренер от государства, здесь всё есть, они могут приходить бесплатно, главное только желание. А что, разве у здоровых людей не также? Даже если есть тренажер дома – заставить себя заниматься тяжело. Даже в зал не всегда хочется идти. А представьте человека с особыми потребностями: перенести коляску, одеться, приехать, переодеться в спортивный костюм, потренироваться, и в обратном порядке. А ещё надо договориться с кем-то, чтобы тебя привезли. Когда-то старшие коллеги из Москвы посоветовали мне: «А ты попробуй месяц их привозить, а потом говори самим это делать». Я так и сделал, месяц привозил, все было прекрасно, общались, тренировались, но как только мы прекратили это делать стали приходить только двое. И я их понимаю, проще сидеть дома.

Я давно планирую и у меня давно есть мечта сделать что-то за городом. Мы попросим Муниципальный совет, чтобы нам выделили какой-то кусочек земли. Сделаем место, куда люди просто будут приезжать и отдыхать. Я уже не борюсь за профессиональный спорт, а хотя бы просто за досуг. Просто, чтобы люди приезжали и чем-то занимались».

По данным ООН, около 15% жителей Земли имеют инвалидность разных групп. В Молдове около 5% населения относятся к категории людей с особыми потребностями.

Согласно Национальному Бюро Статистики в Республике Молдова проживают около 176 тыс. людей с особыми потребностями, из которых 10.630 являются дети. Около 91% людей с особыми потребностями являются трудоспособными. Большинство из получили инвалидность из-за хронических заболеваний и несчастных случаев.

Доступность среды – главная проблема, которая мешает их интеграции в общество.

В 2010 году Молдова ратифицировала Конвенцию ООН по правам людей с особыми потребностями. В 2012 году Парламент РМ принял Закон о социальной интеграции лиц с особыми потребностями и Закон об обеспечении равенства. Закон дополнялся и изменялся в 2015, 2017 и 2018 годах. Проблемы людей с особыми потребностями в Молдове постепенно решаются, но пока в основном на бумаге.

Related posts

(video, infografic) Cu acte în regulă, dar în pericol. Problema caselor construite de-a lungul liniilor de înaltă tensiune

Istoria și educația civică. Ce legătură au cu absenteismul tinerilor la alegeri

Albasat

(video, infografic) Drumul deșeurilor. Ce se întâmplă cu acestea după ce ajung în tomberoanele de sortare

Leave a Comment